Дом с двумя лицами

Стоит на переулке Советском в нескольких метрах от здания администраций дом. По архитектурным элементам видно, что старинный, еще дореволюционной постройки. Не так давно в нем обосновался салон красоты и фасад преобразился: выходящая на переулок стена, а также расположенные на ней элементы декоративной отделки были зашпаклеваны и выкрашены в гламурный розовый цвет. Варварство, конечно, но это позволило замаскировать аварийное состояние дома.

Так салон красоты сделал своё дело, скрыв от посторонних глаз следы увядания и разрухи. Про дом забыли, потому как масштабы его бедственного положения теперь можно было оценить лишь пройдя во двор. Забыли все кроме нескольких несчастных жильцов, вынужденных каждый день бороться за своё право на достойную жизнь посредствам бесконечных обращений в различные инстанции.


Мы заглянули во двор дома на Советской. Первым, что увидели, стала осыпающаяся кирпичная стена, давно лишившаяся штукатурки. Если стена со стороны переулка напомнила напомаженную легкомысленную блондинку в розовом, то здесь возник образ человека с которого сняли кожу, обнажив сухожилия и кости. Оконная рама, кажется, зависла в воздухе, будучи прикрепленной монтажной пеной лишь к двум откосам стены (два другие отсутствовали). Злополучную осыпающуюся стену, надо заметить, окружили на днях временным забором. Рядом с ним находится парадная дверь. Над ней козырек, а с козырька тянутся, развиваясь на ветру, обрывки бело-красной ленты.
Оградительная лента встречает нас и внутри подъезда. Кажется, что она была натянута повсюду. Вероятно коммунальщики, попав в это здание впервые за много лет, так были напуганы увиденным, что решили на всякий случай закрыть всё, включая вход в подъезд, не задумываясь о том, что здесь все еще живут люди. И они правы. Находиться здесь действительно опасно.
Поднявшись на второй этаж мы увидели совсем уж странную картину. Внутридомовые стены, очерчивающие границы мест общего пользования, накренились, зияли дырами и были изрезаны трещинами толщиной в десять и более сантиметров.  Было непонятно на чем они держатся: от полка отсоединились, друг от друга отползли. Получается, что каждая из четырех тяжелых стен существует сама по себе, опираясь только на хлипкий пол.
Наконец мы познакомились с одним из жильцов этого дома –  многодетной матерью-одиночкой Марией Герасимовой. Сейчас она проживает в квартире с двумя маленькими разнополыми детьми. На протяжении всего интервью из детской раздавался сильный кашель. Оба ребенка, по словам матери, часто болеют, что не удивительно, учитывая в каких условиях им приходится существовать.
– На днях по нашему обращению приезжал представитель жилищной инспекции из Твери, – рассказывает Мария. – Он был шокирован. Осмотрев здание, специалист подтвердил, что тут есть серьезная угроза для жизни и здоровья обитателей дома.
В 2013 году, по словам Марии, дом был признан аварийным, но только в 2018 году он будет определен под расселение. Пока же жильцам пообещали отремонтировать внешнюю стену. Это должно произойти в апреле-мае текущего года. – Когда снег начнет таять, стену будут подмывать воды, и не факт, что она доживет до ремонта, – поделилась своими опасениями жительница злополучного дома.
– Да и что нам с этой стены? – продолжает Мария. – У нас и внутри дома всё рушится. Со второго этажа потолок осыпается на первый. Крыша вся прогнила и течет. Снимаешь с потолка в коридоре паутину, а на тебя сыпется штукатурка. Трубы старые. Проводка прогнила. В эти выходные мы остались без электричества. Куда только не звонили. Электрики приехали, посмотрели, но лезть отказались. Сказали, что им собственная жизнь дороже. Дело все же сдвинулось с места, когда дозвонились до начальника электросетей. А еще у нас в квартирах сыро и цветет изумительный грибок.
По словам нашей собеседницы помимо неё в доме проживает пожилая женщина. Та рассказывала ей, что с 1963 года в этом доме никакого серьезного ремонта не было. – Если бы хоть раз в год в этом доме какие-то работы проводились, он бы еще век простоял, – посетовала Герасимова.
– Я очень переживаю за своих детей, – говорит Мария, – но единственное, что мы можем – это писать во все инстанции. И мы пишем. В область, в жилищную инспекцию, президенту, всем…
Андрей РЯБОЧКИН


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *