Главное чтобы памятник Осташковским рыбакам не стал надгробным

Какая же должна быть короткая память у “благодарных” потомков, чтобы именно из тех, кому город Осташков обязан своим статусом, гордостью и вековой славой сегодня сделать главных врагов Селигера? А ведь были времена, когда профессия рыбака была самой престижной на нашей территории.

Именно рыбак был главным кормильцем и добытчиком на селигерской земле. Этот факт увековечен и в нашем гербе. Долгие годы Осташков был одним из красивейших и богатейших городов региона. Его называли и “Русской Венецией” и “Жемчужиной Верхневолжья”. Слава о маленьком городе, затерянном среди Валдайских лесов и озер, эхом разносилась далеко за пределами страны.

Подумать только, рыбы ловили в озере Селигер столько, сколько сейчас ловится  и выращивается во всей  рыбной  отрасли Тверской области!  Осташковские рыбаки  из года в год добывали рыбы в объеме до 900 тонн.  Ловили ее так и там, как завещали им деды и прадеды. Делали это искусно и умело, чтобы не подорвать уловы на следующий год.

С древних времен отлаживались устои и традиции народа, живущего на берегах озера Селигер. Годами выстраивалось взаимоотношение природы и человека, чем и был обусловлен баланс. Озеро славилось своими богатствами и красотой, а люди ремеслом, обеспечивающим их работой и пищей. 

В так называемом кустарном рыбном промысле на 1889 год было занято 779 рыбаков. Помимо закрепленных за каждой артелью участков озера были определены и запретные тони (именно там сегодня стоят заколы, сети и мережи), где лов рыбы был запрещен круглый год. И тем более он был запрещен в нерест, когда даже звон колоколов прекращался, чтобы не пугать, идущую на нерест рыбу. 

Первый перелом в традиционном промысле произошел в 1918 году,  когда был организован Осташковский Союз рыбаков. Именно тогда был спущен годовой план, который был не выполнен. 

В 1920 году была предпринята попытка организовать государственный промысел. С переходом всех рыбаков и принадлежащих им орудий лова в ведение государства положение рыболовства значительно ухудшилось, так как государственное финансирование было незначительным.

В 1922 году был сделан шаг назад. Озеро сдали в аренду. Договора были заключены с Губпродкомом и коллегией рыбного отдела, правление которого состояло из пяти человек, избранных на уездной конференции.

С переходом на договорные начала и самоуправление рыбаков производство улучшилась, но поставленных задач не решило. На тот момент на озере трудилось 1200 рыбаков.

Первая Калининская областная партийная конференция поставила задачу: создать в области культурное рыбное хозяйство. В 1936 году был создан Осташковский рыбзавод под руководством Калиниского Рыбтреста. В том же году план был выполнен на 83%. Вылов составил 718,5 тонн рыбы. И это при том, что не было постоянных кадров, а орудия лова устарели.

Сделав определенные выводы, Осташковский райком партии предпринял ряд мер: были созданы две гословецкие бригады, на острове Хачин создан Клуб рыбаков.  Большее внимание стало уделяться сельским артелям.

В период Великой Отечественной войны Осташков стал госпитальным городом. Тогда  вся работа легла на плечи женщин и подростков, которые, не имея плавсредств и гужевого транспорта, смогли обеспечить продукцией фронт и 66 госпиталей, расположенных на территории района, через которые прошли миллионы раненных бойцов.  Этим бойцам наш край помог встать на ноги.  Рыбаки Селигера сделали все возможное и невозможное  для обеспечения тыла и фронта рыбной продукцией. Тем самым наши земляки внесли неоценимый вклад в Великую Победу.

Как только враг был выбит с Осташковской земли, рыбное хозяйство стало налаживаться заново. В этот период рыбзавод испытывал большие трудности. Были разрушены здания, не было транспорта, флота, орудий лова…

С 1945 года правительство оказывало большую помощь. Каждый год выделялись средства на приобретенье и строительство объектов производства, восстановление разрушенного хозяйства, ввод в эксплуатацию новой технической базы. Это привело к устойчивому росту основных фондов промышленности. 

На 1961 год средства рыбзавода составляли 217,9 тыс. рублей. По всему краю строились производственные здания, ледники, пункты приема и первичной переработки, пристани. Так же вводились в строй жилые помещения для рабочих и служащих. Работала сетевязальная артель. Лодочная фабрика производила в год 2000 лодок.

Вместе с тем, велась беспрерывная работа по сохранению и увеличению воднобиологических ресурсов озера Селигер. Велась научно-исследовательская работа, вселялись новые виды ценных пород рыб и культивировались местные товарные виды. Для повышения кормности озера были выпущены миллионы мизид (2млн. 1967г.).

И как результат на протяжении нескольких десятков лет Селигер ежегодно давал устойчивые урожаи (400-600 т), без ущерба на последующие годы. На этот период промыслом на Селигере занимался рыбзавод (30-40 рыбаков) и 11 колхозных бригад (130-160 рыбаков). Работал цех искусственной инкубации. В озеро  ежегодно выпускались миллионы малька ценных промысловых видов.     В начале 70-х годов Правительство РСФСР приняло решение о разработке проекта создания Осташковского товаро-озерного хозяйства. Была проведена грандиозная работа, к которой были привлечены ведущие институты и специалисты. Разработан технический проект, под который были выделены миллионы рублей, сделаны землеотводы, начаты экспериментальные рыбоводные работы на внутренних водоемах (Сиг, Сабро, Глубокое, Долосец, Серминок, Карегощь, Залецкое, Светлое, Садок, Белое …).

Именно согласно данному проекту, на этих озерах были созданы рыбоводные пункты, проложены дороги, подведено электричество, построены водосбросные сооружения, дамбы… 

У многих осташей осталось в памяти, как в период с 1976 по 1982 год из далекой Сибири доставлялась молодь пеляди, которой зарыблялись перечисленные озера.  Именно тогда была поставлена задача повысить рыбопродуктивность озера и получать до 900тонн/год  рыбы. И еще долгие годы после этого, попадаясь в улове, пелядь  радовала рыбаков.

Не многие знают, что на Сигу лещ появился с вселением его в озеро в 1970 году, когда рыбзавод предпринял попытку зарыбить его снетком и лещом. И если первый не прижился, то лещ сегодня на Сигу основной вид рыбы. В это сложно поверить сейчас, но судака в озере Сабро не было до определенного периода. А сейчас это озеро славится именно этим видом рыбы! Были и неудачные эксперименты. Так получилось с вселением ряпушки в озеро Сиг, Сабро, Глубокое, где в уловах она не встречается.

В 1965-66 гг. в Селигер было выпущено 72 тысячи шт. молоди  осетра, который в последующие годы в уловах не встречался. Он попросту погиб. И как же сегодня нелепо в этой связи выглядят зарыбления Селигера, когда первые лица области выпускают молодь осетровых в воду того же озера. Опыт  уже показал, что она жить здесь не будет…

Большой урон и вред озеру нанес эксперимент с внедрением электролова. По заданию ГосНИОРХ на Осташковком рыбзаводе пытались внедрить данный вид лова. Только со временем поняв, что это способ является варварским и подрывающий запасы озера, профессиональные рыбаки  отказались от данных установок, но значительный ущерб был уже нанесен. Мало того, местные умельцы переняли этот опыт и до настоящего времени его практикуют, чем наносят огромный урон, не давая водоему возможности восстановиться.

С 1960 и до 1989 года Селигер с постоянной периодичностью зарыблялся личинкой угря. И до самого запрета промысла (2006 г.) этот вид рыбы оставался брендом рыбзавода. До настоящего времени угорь – самый желанный селигерский трофей.

На протяжении существования промысла, до самого его закрытия, велась ежегодная работа по устройству и охране нерестилищ снетка, что поддерживало его высокую продуктивность и, в свою очередь, продуктивность ценных хищных видов рыб.

У многих осташей сохранились воспоминания, как ранней весной по всему городу разносился аромат снетка. Сейчас же город ассоциируется с другими запахами, а самое нелепое, что все происходящее – дело рук самих жителей города.

Районная власть в угоду областному правительству, поставив интересы населения на второй план, без особого возмущения, сделала сотни своих граждан безработными, а озеро Селигер превратилось из рыбохозяйственного водоема высшей категории в бесхозную  территорию.

Не одно поколение профессиональных рыбаков трудилось на Селигере. Сложились целые семейные династии! Эти люди не просто работали на озере, они жили озером и были воспитаны с бережным к нему отношением. А озеро отвечало взаимностью, одаривая богатыми рыбными запасами, чистой водой и красивыми берегами.

Все больше нарушается связь времен и поколений.  С каждым годом все дальше от нас уходят устои и традиции наших предков.  Все меньше остается профессиональных рыбаков, которые могли бы передать бесценные знания. И как результат – сегодня озеро Селигер с большой натяжкой мы можем назвать «жемчужиной Верхневолжья». Молодежь бежит сломя голову из «благодатного» родного края, а Осташков превращается в город престарелого населения. Увы, но озеро стало сточным водоемом для местных очистных сооружений, слабо ассоциируемым с рыбохозяйственной деятельностью.

Как собираются власти развивать туризм, если  население стареет, беднеет  и  вымирает? Что же должно такого произойти, что бы работники Администрации осознали результат своей разрушительной  деятельности?

Факты и цифры говорят только о том, что именно с 2002 года сокращение населения приняло устойчивую форму и от 38000 жителей нас осталось меньше 16000 человек. Может это и есть главная цель создания Курортной зоны «Селигер»?

 Зачем нужно было лишать жителей достойной работы? Кому мешали Осташковский рыбзавод, маслозавод и мясокомбинат, «Дунькина фабрика», пивзавод? До какого кретинизма нужно доработаться, что бы запретить полив, распашку полей и выпас скота, только потому, что теперь мы имеем статус «Курорта»? Да к тому же еще введен двойной земельный  коэффициент, который поставил крестьян на колени!

И власть на этом не остановилась. Еще 12% площадей  округа стали особо охраняемыми природными территориями  (ООПТ), где ведение всякой хозяйственной деятельности вовсе запрещена по закону. Абсурдность состоит в том, что именно те водоемы, которые ранее использовались для товарного рыбоводства ( Сиг, Сабро, Щучье, Белое, Садок, Залецкое..), сегодня стали ООПТ.  То есть не о какой аквакультуре (рыбоводстве) здесь речь идти не может. А вместо того что бы исправлять допущенные ранее ошибки и приложить хоть какие то усилия для возрождения рыбоводства и рыболовства на Селигере, администрация в письменной форме запрещает какую либо форму хозяйственной деятельности.

Конечно, проще поставить памятник рыбаку, что в планах новой администрации Осташковского городского округа. Это и позитивней! Можно лишний раз попиариться за чужой счет. Главное чтобы этот памятник не стал надгробным камнем над рыбной отраслью озера Селигер.

Как раз это и происходит. Может это для кого-то не новость, но Селигер сегодня используется только для одного вида деятельности. Получается, что власть как раз не против использования “жемчужины Верхневолжья” для принятия стоков с Осташковских городских сооружений, на что подписан договор пользования. Не  пора ли задуматься о происходящем, трезво и взвешено оценить ситуацию: может рост благосостояния  и здоровья местного населения поставить в приоритет, а только после этого говорить о развитии мистического туризма?

Игорь ГОРЕВ

 

 


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *