Крепостное право на Селигере

Общежитие в Осташкове продали вместе с людьми

Двухэтажное общежитие, некогда входившее в инфраструктуру «Осташковского кожевенного завода», было выставлено на торги и впоследствии реализовано некой Елене Федоровой. Предприимчивая женщина из Красноярского края купила общагу и еще несколько зданий вместе с людьми всего за 1 млн 750 тысяч рублей. Насколько была законной эта приватизация, учитывая, что в здании числились зарегистрированные жильцы? Остается лишь удивляться. Однако новая домовладелица начала гнуть свою линию и пугать жильцов выселением.

Селигерский край – курортная Мекка Тверской области – сегодня не использует даже 5% от своего туристического потенциала. В запущенном состоянии пребывает и жемчужина Селигера – город Осташков. Наплевательское отношение к людям со стороны местных руководителей выражается в грязных и разбитых дорогах, запущенных домах и неосвещенных улицах. Апатия и безысходность – так можно охарактеризовать атмосферу сегодняшнего Осташкова. Ключевая политическая проблема территории – противостояние городских и районных властей – длится не первый год. Это давно надоело осташам, в районе зреет настоящая революция, но чиновники только подливают масла в огонь, затыкая рты активным людям и притесняя оппозиционных журналистов.

Многие надеются, что осенью район и город объединят в городской округ и беды уйдут, но затяжной кризис Осташкова спровоцирован в том числе криминализованностью структур, влияющих на власть. Много лет идет битва «теневых» групп влияния. Поэтому не лезут на рожон областные власти и «Единая Россия» – по сути, Осташков предоставлен сам себе. Игорь Руденя также охладел к озерной вотчине, как только обрел губернаторскую легитимность.

«ОТКЛЮЧИТЬ СВЕТ И ВЫСЕЛИТЬ БУНТАРЕЙ»

Неудивительно, что именно в Осташковском районе произошла абсолютно дикая история с передачей густонаселенного общежития в частные руки. Изначально здание по адресу: ул. Рабочая, д. 27, было построено в 50-х годах и относилось к кожевенному заводу. В 90-х общага временно отошла в ведомство города, а потом вновь оказалась среди активов реструктуризированного после развала СССР предприятия – ЗАО «Осташковский кожевенный завод». Однако в сентябре 2014 года по решению Арбитражного суда Тверской области предприятие при странных обстоятельствах оказалось банкротом. Бывший генеральный директор завода Леонид Парфенов, по нашим данным, создал подобный прецедент искусственно, выведя денежные средства и некоторые активы с помощью ряда компаний вроде ООО «Оберон», ООО «УК Интеркожа», «Берден Индастриз Лимитед», «Ремберг Трейдинг Лимитед», «Флоресан Сарл». Вскоре Парфенов, как известно, сбежал в Европу, а Андрей Шутилов, назначенный конкурсным управляющим, в числе прочих мер по ликвидации задолженности предприятия выставил на торги общежитие кожзавода и еще одно здание, а затем продал все это добро жительнице Красноярска Елене Федоровой за 1 млн 750 тысяч рублей.

Сделка не должна была состояться в принципе, так как дом №27, что называется, обременен людьми. Тем не мене в начале 2016 года Елена Федорова зарегистрировала права на свою новую собственность в Росреестре. Примечательно, что Шутилов не уведомил жильцов о выставлении их на продажу. Хотя за эти деньги жильцы могли бы выкупить общежитие самостоятельно!

Летом 2016 года Елена Федорова напечатала объявление в одной из местных газет, с требованием оплаты арендной платы в 300 рублей за 1 кв. м. В случае отказа заключения договора коммерческого найма и оплаты аренды «домовладелица» грозилась сначала отключить газ, свет, воду и кабельное телевидение, а затем выселить бунтарей на улицу. К слову, в июле свет в общежитии действительно отключали. Чиновники администрации и местная прокуратура заставили восстановить электроснабжение, но только после того, как к ним с клюками и костылями пришли рыдающие бабушки.

Стоит добавить, что новая «собственница» собирается увеличить плату за потребляемую воду и энергоресурсы, однако никаких договоров ни с «Атомэнергосбытом», ни с МУП «МКХ» она до сих пор не заключила. Объявления Федоровой сначала открыли глаза жильцам на масштаб проблемы, ну а потом спровоцировали общественный резонанс.

В доме №27 проживают ветераны кожевенного производства (в основном глубокие пенсионеры), отдавшие профессии по 30 лет своей жизни, обладатели орденов Ленина и Трудовой Славы. Все они владели частью акций обанкротившегося ЗАО – доверчивые пенсионерки передали свои ценные бумаги Парфенову аккурат перед совершенной аферой. В результате заслуженные работники кожевенной промышленности потеряли завод, а теперь и вовсе рискуют остаться без крыши над головой.

– В комнатах живут в основном 80-летние бабульки, которые еле передвигаются, и семьи с малолетними детьми. Многие пользовались льготами и субсидиями по оплате коммунальных услуг, оплачивали коммунальные счета вовремя, содержали общежитие в чистоте. Нас выгоняют на улицу и фактически лишают права на жилье, втаптывая в грязь не только моральные принципы, но и Конституцию. Выкупить свои комнаты жильцам почему-то также не предложили, ведь 1 млн 750 тысяч рублей для всего дома сумма вполне подъемная. Мы видим, что Шутилов и Федорова все провернули тихо, тайком. Самое главное, они уверены в своей безнаказанности. Муж Федоровой, приезжавший сюда летом, хвастался: мы выселяли людей из общежитий Уфы, выселим и вас, – рассказывает жительница общежития Татьяна.

Об этой ситуации в городе говорят так: стыдно, что о стариках вспоминают только 9 мая и в день пожилого человека.

«ТОЛЬКО В ЭТОЙ КОМНАТЕ Я ХОЗЯЙКА»

 

Все это время жильцы писали в прокуратуру, в администрацию, подключали депутатов, прессу, обращались и к Игорю Рудене, чтобы обратить внимание сильных мира сего на незаконность сделки. «Караван» побывал в Осташкове и пообщался с жильцами общежития. Прямо скажем, они живут в аскетичных условиях: комнаты в 5-8 кв. м (двенадцатиметровые комнаты считаются апартаментами), один туалет на этаж. Бабульки с палочками организовывают экскурсию по своим кельям. Несмотря на немощность, пенсионерки сохраняют свое жилище в чистоте.

– Я б дожила в своем стареньком доме, но он сгорел и теперь вынуждена болтаться по общежитиям, – говорит кавалер орденов Трудовой Славы Аргентина Родионовна, отдавшая кожевенному производству 31 год своей жизни.

– В свое время надеялись, что дадут отдельное жилье, в 2004 году, когда Парфенов еще был депутатом, он приходил и пел песни о новых квартирах, я до сих пор стою в очереди, а Парфенов распихал деньги по карманам и смылся из страны, – сетует Тамара Алексеевна, отработавшая на тяжелых производствах 35 лет. Ее имя есть на почетной доске кожзавода и Осташкова.

Нина Ивановна отворяет двери своей комнаты, аккуратно заправленная кровать, стол, стул, маленький телевизор, блестит намытый пол:

– Никогда не думала, что буду жить в общаге, но что поделаешь, хоть бы отсюда нас не выгнали. А куда идти? Я одинокая, у меня нет никого, был сынок – но умер. А я теперь одна никому, нигде не нужна, кроме вот этой комнаты. Хоть здесь я хозяйка.

Впрочем, не все так плохо. В ноябре прошлого года Осташковский городской суд вынес положительный вердикт в отношении жительницы общежития Любови Алексеевой. За ней осталось право собственности на комнату №27 и право пользования комнатой №22 по договору соцнайма. Кроме того, в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 5 сентября 2016 года общежитие не могло быть выставлено на торги и продано Елене Федоровой, так как зарегистрированные в нем жильцы не утратили право на приватизацию.

В 2030 году кожевенному ремеслу в Осташкове исполнится 300 лет. Доживут ли до этого момента ветераны производства, останутся ли они в своих кельях, или будут выгнаны на улицу?

«Караван» следит за развитием событий.

Павел КИРИЛЛОВ
Газета «Караван»
http://karavan.tver.ru/gazeta/12923


Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *